Инвестиции для госслужащих: Запрет на иностранные счета и финансовые инструменты

08 фев 2018 Никита Барсуков  

Приложение к статье:
файл для скачивания

После запрета на предпринимательскую деятельность, о котором мы писали в предыдущей публикации, вторым существенным запретом для госслужащих в области инвестиций, является запрет открывать и иметь иностранные счета и запрет на владение и пользование иностранными финансовыми инструментами. В этой статье мы попытаемся дать ответ на вопрос на кого и при каких условиях распространяется данный запрет, а также какие объекты для инвестиций являются запрещенными для госслужащих: что является иностранным финансовым инструментом (ИФИ), а что нет.

Нормативная база

Запрет на иностранные счета для чиновников установлен в 2013 году с принятием закона от 7 мая 2013 г. N 79-ФЗ с говорящим названием: «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» (далее – Закон о запрете). Кроме собственно этого закона, на сегодняшний день положения о запрете на иностранные счета и ИФИ содержатся в законах «О государственной гражданской службе» (Закон о госсужбе) и «О противодействии коррупции» (Закон о борьбе с коррупцией).

27 фев 2018
Вебинар

Кому Запрещено?

Запрет на иностранные счета и ИФИ для госслужащих не абсолютный. Их запрещено иметь только тем должностным лицам, которые указаны в утвержденных перечнях и списках. Таким образом, запрет распространяется только на тех служащих, которые (или порядок определения которых) указаны в нормативных актах: законах и подзаконных актах, принятых на основании и в развитии положений этих законов.

Единого перечня госслужащих, попадающих под запрет, не существует - перечни раскиданы по многочисленным нормативным актам. Их текст составлен достаточно сложно, списки и перечни должностных лиц многоуровневые и содержат многочисленные перекрестные ссылки, обозначения должностей часто носят общий характер. Все это затрудняет анализ нормативных документов и их понимание не-юристами и делает сложным получение ответа на вопрос, попадает ли конкретный служащий соответствующего ведомства под этот запрет или нет. Давайте попробуем разобраться в терминологии и выработать алгоритм нахождения ясности в данном вопросе.

  1. Закон о запрете определяет два главных критерия отнесения госслужащих к категории попадающих под запрет:
    • Принятие по долгу службы решения, затрагивающие вопросы суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации, и (или)
    • Участие в подготовке таких решений.
  2. На основе данных критериев Закон о запрете и Закон о противодействии коррупции распространяют запрет на:
    1. Высшие должности федеральных органов власти и органов власти субъектов федерации. Мы приводили данный список в статье Инвестиции для госслужащих: ограничения и возможности, здесь же только упомянем, что список не исчерпывающий, подробнее см. пункт III ниже.
    2. Депутатов муниципальных районов и городских округов.
    3. Супругов и несовершеннолетних детей указанных лиц. (Таким образом бывшие супруги и совершеннолетние дети под такой запрет не попадают).
    4. Иных лиц, в случаях, указанных в федеральных законах.
      Такие иные случаи установлены отдельными федеральными законами и касаются следующих категорий госслужащих (включая супругов и несовершеннолетних детей):
      • Членов Правительства РФ (Закон о правительстве)
      • Членов Совета Федерации и Госдумы (Закон о статусе члена СФ и ГД)
      • Судей (Закон о статусе судей)
      • Лиц, замещающих государственные должности субъектов федерации (Закон об органах власти субъектов Российской Федерации)
      • Сотрудников органов ФСБ (Закон о ФСБ)
      • Cлужащих органов внешней разведки (Закон о внешней разведке)
  3. В лучших традициях юридической техники, в последнем пункте списка высших государственных должностей (п. 2.1 выше) есть упоминание должностей, которые включены в «перечни, установленными нормативными правовыми актами» органов власти, субъектов федерации и других организаций. В переводе с канцелярского на русский, это означает что каждый орган власти утверждает для своего министерства, ведомства, службы и т.д., список должностей, попадающих под ограничения. Аналогичное правило действует и в отношении должностей субъектов федерации.

    В свободном доступе такой «Перечень перечней» сложно найти. Мы подготовили его специально для этой статьи.

    Хотя список таких должностей отдельный для каждого ведомства, можно выделить общие закономерности: во-первых, в перечни включены должности федеральной государственной гражданской службы, отнесенные к высшей группе должностей (включая руководителей); и, во-вторых, в перечни включены лица занимающие должности, исполнение обязанностей которым предусматривает допуск к сведениям особой важности.

  4. Исходя из изложенного выше, можно рекомендовать следующую последовательность определения, попадает ли конкретный должность государственной службы под запрет на иностранные счета и ИФИ. Идти необходимо последовательно методом исключения, проверяя включена ли должность в один из следующих списков: 
    1. Перечень, установленный ч.1 Ст. 2 Закона о Запрете и аналогичной по содержанию ч.1 Ст. 7.1 Закона о борьбе с коррупцией
    2. Случаи запретов, установленные отдельными федеральными законами
    3. Ведомственные перечни, утвержденные актом министерства/ведомства/службы или субъекта федерации

Можно с уверенностью сказать, что, если госслужащий занимает высшую и/или руководящую должность в своем ведомстве, а также если ему/ей оформлен доступ к сведениям особой важности, то скорее всего такая должность в одном из перечней присутствует и запрет на иностранные активы на него / нее распространяется.

Если же должности ни в одном перечне не нашлось, перед тем как открывать иностранный счет или покупать ИФИ, стоит проверить трудовой договор и должностную инструкцию (регламент), а также иные доступные служебные документы (положения, руководства и т.д.) на предмет полномочий такого лица по принятию и участию в подготовке решений, затрагивающих вопросы суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации.

Что такое иностранный финансовый инструмент?

Если с банковскими счетами все было понятно еще в 2013 с принятием Закона о запрете, то определения «иностранного финансового инструмента» Закон о запрете, в его первоначальной редакции, не содержал. Такой ясности не было вплоть до 2017 года, когда определение ИФИ было включено в Закон о запрете. Давайте посмотрим, чем именно запрещено владеть госслужащим по Закону о запрете:

I. Ценные бумаги и относящиеся к ним финансовые инструменты нерезидентов и/или иностранных структур без образования юридического лица

a. Ценные бумаги и относящиеся к ним финансовые инструменты

Согласно Закону о запрете, в данную категорию входят ценные бумаги, которым в соответствии с международным стандартом «Ценные бумаги - Международная система идентификации ценных бумаг (международные идентификационные коды ценных бумаг (ISIN)», утвержденным международной организацией по стандартизации, присвоен код ISIN.

ISIN код представляет собой 12-разрядный буквенно-цифровой код, при этом первые 2 разряда кода составляет префикса – двухбуквенного кода страны для России – RU.

Таким образом, согласно Закону о запрете, любые ценные бумаги и финансовые инструменты с первыми буквами кода ISIN, отличными от RU, будут являться ИФИ и, следовательно, запрещенными для госслужащих. Более подробно прочитать про ISIN код, а также проверить любую соответствующую бумагу можно на сайте Национального расчетного депозитария www.isin.ru .

Несложно сделать вывод, что любые акции, облигации и ЕТF иностранных компаний (включая торгующиеся на российских биржах) попадают под запрет, равно как и еврооблигации, ADR и GDR российский компаний.

Исключение составляют российские депозитарные расписки. Дело в том, что согласно установленным правилам, депозитарным распискам присваиваются коды ISIN тех стран, в которых находятся организации, выпустившие эти расписки. Именно поэтому ADR / GDR российских эмитентов, будучи выпущенными иностранными банками-депозитариями, имеют иностранный ISIN код (и, соответственно, являются ИФИ). Однако в случае, когда российские депозитарные расписки (РДР) на иностранные бумаги выпускает российская организация, таким распискам присваивается российский ISIN код и такие РДР будут считаться российским финансовым инструментом, доступным для приобретения госслужащими без нарушения Закона о запрете.

К сожалению, в настоящее время данная возможность существует лишь теоретически. На отечественном рынке была представлена лишь одна РДР, выпущенная в 2010 г. на акции United Company RUSAL Plc. (зарегистрированной на о. Джерси) Российским депозитарным банком был Сбербанк России и он же выпускал РДР Русала, однако данная программа была закрыта в 2017 году. Информацию о других РДР нам найти не удалось. Похоже, что РДР Русала была первой, и пока единственной, российской депозитарной распиской. Интересно, что при закрытии программы РДР были конвертированы в акции UC Rusal Plc., т.е. из российских финансовых инструментов превратились в ИФИ.

b. Нерезиденты и иностранные структуры без образования юридического лица

Закон о запрете определяет «нерезидентов» путем отсылки к Закону о валютном контроле. Таким образом, речь идет о ценных бумагах и финансовых инструментах, выпущенных иностранными компаниями. В свою очередь «иностранные структуры без образования юридического лица» Закон о запрете определяет путем отсылки к Налоговому Кодексу. Последний определяет их как «организационная форма, созданная в соответствии с законодательством иностранного государства без образования юридического лица, которая в соответствии со своим личным законом вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников (пайщиков, доверителей или иных лиц) либо иных бенефициаров». Под указанное определение попадают фонды, партнерства, товарищества, трасты и иные формы осуществления коллективных инвестиций и/или доверительного управления за рубежом.

II. Доли участия, паи в уставных капиталах организаций, местом регистрации или местом нахождения, которых является иностранное государство, а также в имуществе иностранных структур без образования юридического лица

Аналогично запрету на владение акциями, Закон о запрете ограничивает для госслужащих владение долями в иностранных обществах с ограниченной ответственностью и аналогичных образованиях, а равно как участие (паями или другим образом) в имуществе структуры без образования юридического лица. Это положение ставит своей целью наложение запрета на инвестиционные фонды, существующие в виде партнерств.

III. Договоры, являющиеся производными финансовыми инструментами (ПФИ), одной из сторон которого являются нерезидент и (или) иностранная структура без образования юридического лица

ПФИ определяются Законом о рынке ценных бумаг и включают в себя (кроме договора репо) такие виды как опционный, фьючерсный, форвардный и своп-договор. Любые такие договоры, где стороной выступает иностранная организация, вне зависимости от базисного актива, являются запрещенными для госслужащих.

IV. Доверительное управление имуществом, учрежденное в соответствии с законодательством иностранного государства, учредителем и (или) бенефициаром которого является госслужащий, подпадающий под запрет

Запрету доверительное управление имуществом в соответствии с иностранным законодательством лишает российских госслужащих возможности использовать институт траста, распространенный в зарубежных странах.

Необходимо отметить, что кроме иностранного доверительного управления, Закон о запрете также запрещает любое (в том числе созданное по законодательству России) доверительное управление, если оно предусматривает инвестирование в ИФИ (п.3 ст.3 Закона о запрете). По-видимому, такое владение расценивается Законом о запрете как косвенное, которое тоже запрещено (см. ниже.)

V. Договоры займа, если хотя бы одной из сторон такого договора являются нерезидент и (или) иностранная структура без образования юридического лица

VI. Кредитные договоры, заключенные с расположенными за пределами территории Российской Федерации иностранными банками или иными иностранными кредитными организациями

Запрет на косвенное владение. Неочевидные случаи

Изменения 2017 года в Закон о запрете расширили запрет на владение иностранными активами не только на прямое, но и на «косвенное (через третьих лиц) владение и (или) пользование такими финансовыми инструментами» (ч. 3 ст. 1 Закона о запрете).

На наш взгляд запрет на косвенное использование иностранных финансовых инструментов имеет наиболее серьезное значение для определения объектов для инвестиций, доступных для госслужащих. Мы позволим себе не согласиться с часто встречающимся утверждением, что запрет на косвенное владение означает запрет на владение бывшими супругами, совершеннолетними детьми, друзьями, партнерами и т.д. По нашему мнению, все эти лица являются по отношению к госслужащему «третьими лицами», т.е. чужими людьми. Даже если такие лица фактически являются хранителями иностранных финансовых активов государственного служащего, формально (т.е. документально) такие лица и их активы не имеют никакого отношения к государственному служащему. Очевидно, что «в случае необходимости» на практике у многих чиновников наверняка найдутся доверенные лица: родители, братья и сестры, родственники по боковым линиям и линии супруга, а также взрослые дети. Документально доказать связь такого владения с госслужащим возможно лишь в рамках возбужденного уголовного дела (или доследственной проверки), где доказательствами могут являться свидетельские показания. При этом показания должны давать как раз такие доверенные лица и/или сам госслужащий, что будет явно не в их интересах. Представляется, что вне рамок уголовного дела доказать такое владение крайне проблематично. Многочисленные примеры успешного зарубежного бизнеса совершеннолетних детей высших госслужащих, а также примеры массовых разводов супругов среди госслужащих (например, депутатов Госдумы) перед декларационными кампаниями являются, но нашему мнению, лучшим примером подтверждения данного тезиса.

В этой связи мы считаем, что запрет на косвенное владение связан, прежде всего с опосредованным владением иностранными активами самим госслужащим.

I. Накопительное страхование жизни

Хотя ни в Законе о запрете, ни в Законах о госслужбе и о борьбе с коррупцией, накопительное страхование не упоминается, с принятием в 2017 году поправок в Закон о запрете, уточнивших понятие ИФИ, мы склоняемся к мнению, что скорее всего правоприменительная практика пойдет по пути признания накопительного страхования, предоставляемого иностранными страховыми компаниями, иностранным финансовым инструментом. Так что несмотря на отсутствия прямого и явного запрета, зарубежное накопительное страхование представляется спорным инвестиционным инструментом для госслужащего.

Данный тезис подтверждает недавний случай, когда прокуратура признала нарушением Закона о запрете договора договор инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) «Смартполис» с компанией «Сбербанк Страхование жизни», денежные средства по которому могли использоваться покупки фьючерсов на золото на Лондонской фондовой бирже. Если прокуратура считает нарушением «использование денежных средств по сделкам с иностранными компаниями», в рамках договора страхования с российской компанией, что же тогда можно сказать об иностранных?!

Хотя по данному случаю ряд экспертов считают важным фактором, выбирал ли страхователь при заключении договора привязку к иностранным активам, в которые будет инвестировать страховая компания часть их инвестиций, такой критерий в Законе о запрете не указан. Поэтому мы согласимся с утверждением РБК, что «фактически любой госслужащий, попадающий под ФЗ № 79, может быть под угрозой.»

II. Доверительное управление

Доверительное управление, учрежденное в по законодательству иностранного государства прямо запрещено. А как быть с доверительным управлением, учрежденным по праву Российской Федерации? Может ли управляющий по такому ДУ, учрежденному в интересах госслужащего инвестировать в ИФИ?

Ответ на этот вопрос может дать часть 3 ст. 3 Закона о запрете, которая предписывает в течение трех месяцев со дня вступления его в силу (закон о Запрете был принят в мае 2013 года; соответственно срок был установлен до августа 2013 г.) прекратить доверительное управление имуществом, которое предусматривает инвестирование в иностранные финансовые инструменты и учредителем управления в котором выступает лицо, которому адресован установленный данным Законом запрет. При неисполнении этого предписания лица, замещающие (занимающие) государственные должности (иные лица), исходя из ч. 1 статьи 3 указанного обязаны досрочно прекратить полномочия, освободить замещаемую (занимаемую) должность или уволиться.

Из указанного положения можно сделать вывод, что инвестирование в иностранные активы даже через ДУ будет признаваться косвенным владением, а следовательно, быть запрещенным для госслужащих.

III. Криптовалюты

В недавних комментариях к статье Инвестиции для госслужащих: ограничения и возможности уже обсуждался данный вопрос. Хотя с тех пор МинФин успел выпустить проект закона о криптовалютах, который имеет все шансы быть принятым в 2018 году, на сегодняшний день (февраль 2018 года), формально в законодательстве Российской Федерации не закреплено такое понятие как криптовалюта/ виртуальная валюта. В нескольких письмах и разъяснениях на тему виртуальных валют МинФин, Росфинмониторинг и Банк России предупреждают о высоких рисках при работе с данным видом активов. Судя по данным письмам, в целом отношение нашего государства к криптовалютам недоверчивое и настороженное. При этом что такое криптовалюта, до конца никто не понимает. «Правовое определение криптовалют, а также их сущность в законодательстве Российской Федерации не определены.» — Письмо МинФина от 2.10.2017 г.

В декабре 2017 г. Минтруд выпустил рекомендации по предоставлению сведений о доходах и имуществе чиновников и членов их семей за 2017 г. В п. 55 данных рекомендаций, указано что «Формой справки не предусмотрено указание товаров, услуг, полученных в натуральной форме, а также виртуальных валют.» Указанное означает, что в справке о доходах за 2017 год чиновникам не нужно будет указывать виртуальные валюты.

Так что, на сегодняшний, учитывая отсутствие определения криптовалюты как таковой, прямого запрета на проведение российскими гражданами, включая любых госслужащих, операций с использованием криптовалюты законодательство Российской Федерации не содержит. Как указано выше, дополнительный бонус для госслужащих заключается в том, что отчитываться по вложениям в криптовалютам в этом цикле (т.е. за 2017 год) не нужно.

Сколько продлится такая «свобода» – сказать сложно. Учитывая поручение Президента урегулировать данный вопрос и выпущенный МинФином проект закона «О цифровых финансовых активах», можно предположить, что в случае его принятия вопрос с владением криптовалютой (а значит и ограничениями, и отчетностью госслужащих по такому владению) может быть урегулирован уже в этом году.

Продолжение следует
(в следующей статье читайте о запретах, связанных с конфликтом интересов)

Файлы для скачивания

Перечень приказов и списков должностей, попадающих под запреты
Файл: state_positions.pdf
Размер: 288670 байт


Для скачивания файлов необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

Понравилась статья?

Самое интересное и важное в нашей рассылке

Анонсы свежих статей Информация о вебинарах Советы экспертов

Нажимая на кнопку "Подписаться", я соглашаюсь с политикой конфиденциальности


Комментарии (0)

    наверх