Кредит – время соблазнов

14 июл 2016 Георгий Петухов-Няндомский  

Георгий - довольно необычный человек. Он писатель, хотя из своих 59 лет очень непростой жизни занимался творчеством только последние годы. Для него все началось неожиданно и сразу. Так бывает только по благословению ... или вернее назвать - по благодати. Так его рассказы и воспринимаются. Несмотря на свою простоту, они о нас всех и о каждом из нас.
Один из рассказов Георгия по наболевшей проблеме кредитной зависимости. По сюжету очень быстро становится понятно, что дело не только в финансах и даже не столько в них ...


Июнь, 2013 года

Андрей вышел вместе с рабочими за ворота завода. Каждый рабочий уезжал с работы на своей машине. Андрею казалось, что только он один из всех оставался без колёс, даже было немножко стыдно перед своими коллегами, друзьями.

- Андрей!

Он обернулся. Сергей махал ему рукой. Андрей увидел, как Сергей влажной салфеткой протирает совсем новую машину.

- Класс! – протянул Андрей.

Он обошёл вокруг машины и для приличия пнул колесо.

- Я бы тоже такую взял, - произнёс Андрей.

- А кто тебе не даёт? Бери, - ответил Сергей.

- Мне сейчас нельзя, я на дом собираю деньги. Хочу со своего барака перебраться в хороший дом, чтобы был свой огород и тишина…

- И мёртвые с косами стоят, - рассмеявшись добавил Сергей.

- А вот этого нам не надо, - Андрей ещё раз пнул ногой колесо.

- Хватит мою машину пинать. Купи её, тогда и пинай, сколько тебе влезет.

- А ты что, её уже продаёшь?

- Да, продаю, по той цене, за которую брал в кредит. Баба моя все мозги мне вынесла, хоть из дома убегай.

- Кредит-то большой брал? – спросил Андрей.

- Да не большой, всего-то триста тысяч, а остальные деньги у меня были. Мы с женой собирались накопить денег на квартиру для дочери, а получилось вот…

Сергей показал на свою машину.

- Моей дочке ещё только семнадцать, на квартиру можно и позже накопить, заработки у нас хорошие, за два года можно накопить. Да только баба моя покою мне не даёт: «Купи сначала квартиру, а потом хоть самолёт покупай».

- Правильно твоя жена говорит, ты же можешь ещё на старой своей машине ездить. Зачем новую брал? А теперь ещё и проблемы себе добавил.

- Ты-то ещё учить меня будешь. Тебе надо было бабой родиться, чтоб мужиков пилить.

- Да ладно тебе, я по-свойски…

Андрей ещё раз обошёл вокруг машины и пнул опять колесо.

- Я подумаю, может ещё и возьму спасу тебя от твоей жены.

- Если возьмёшь, я тебе пятьдесят тысяч ещё скину. Вот, смотри на спидометр, всего сто тридцать км проехала. Давай садись, я тебя до дома довезу, посмотришь все её прелести…

- Класс! – снова сказал Андрей, вылезая из машины. – Я, конечно, ещё подумаю над твоим предложением, хотя это будет нелегко мне сделать.

- Завтра-то дашь мне ответ? – уже вслед Андрею крикнул Сергей.

Ничего не ответив, Андрей скрылся в бараке.

Только зашёл домой, как жена тут же повисла у него на шее.

- У нас хорошая новость, - заявила она и как маленький ребёнок захлопала в ладоши.

- Подожди, успеешь сказать, - Андрей подошёл к больной дочери и поцеловал её.

- Ну теперь давай говори, какая хорошая новость у нас, - Андрей прошёл на кухню и сел за стол.

Валя села напротив.

- Сегодня звонила хозяйка того дома, который мы хотим купить. Она согласна нам его отдать в рассрочку, и деньги, которые у нас есть, 170000 рублей ей отдать.

- Ты хоть покорми меня сначала, а потом будем думать.

Валя подала Андрею тарелку супа и снова села рядом. Андрей молча съел суп и посмотрел на два стакана с недопитым чаем.

- Это мама приходила, так посидели немножко, - глядя на Андрея сказала Валя.

- Мне, конечно, не нравится, что она сюда ходит, и каждый раз одно и то же, чтоб ты сдала нашу больную дочку в приют.

Валя опустила глаза:

- Но это же мама…

- Какое сердце надо иметь, чтоб предлагать своей дочери сдать своего ребёнка в приют?

- Андрей, ну ты же знаешь, я всегда молюсь за неё.

- Я не против, пусть твоя мама приходит к тебе, но только когда я дома. А то как партизан приходит… шушукаться. Ладно, не обижайся на меня, ничего против твоей мамы не имею, в себе ещё толком разобраться надо.

Видя, что Андрей немножко оттаял, Валя снова спросила:

- Андрей, мы немножко ушли в сторону от нашего главного вопроса.

Андрей посмотрел на Валю:

- Я помню…

И стал смотреть куда-то в сторону. Валя терпеливо ждала, когда Андрей заговорит.

- Мы пока не будем дом покупать, - вдруг выпалил он.

- Как это не будем? Я же уже договорилась с хозяйкой!

Андрей почувствовал, что внутри всё горит. «Это совесть моя пылает», - подумал он и начал сильно ёрзать на стуле.

- А ты скажи, чуть позже возьмём.

- Андрей, я пока тебя не понимаю, - Валя пыталась поймать взгляд мужа, но Андрей упорно отводил взгляд в сторону.

- Андрей, что с тобой случилось? Или ты решил, может, другой дом купить?

Андрей вдруг повернул голову и посмотрел Вале в глаза.

- Да, я решил купить другой дом, только на колёсах. Всё! Я так решил! А на дом ещё накопим, никуда он от нас не денется. Буду покупать машину. Этих денег не хватит, возьму ещё кредит.

- Зачем тебе кредит? Этих денег хватит. Зачем тебе дорогая машина, ты можешь купить хорошую за сто тысяч для катания.

- Не спорь со мной, возьму такую, какую я хочу.

- А как же дочка? Мне её даже на улицу не вынести подышать свежим воздухом, весь двор помойкой пахнет. ЖКХ по году не убирают, хотя деньги в каждый месяц платим. В инвалидной коляске Римма тоже не может долго сидеть. А если дом возьмём, там свой сад, огород, свежий воздух…

Андрей долго молчал, перебирая в руках чашку. Валя взяла у него из рук чашку и поставила на стол.

- Кубик Рубика крути, может быстрее вспомнишь, что ты обещал.

Андрей молча встал и вышел из дома. Валя долго смотрела на закрытую дверь.

«Что же с ним сегодня произошло? Какая муха его укусила? Ни с того ни с сего вдруг машина ему понадобилась, да ещё и дорогая. Мы так вообще отсюда не уедем, пока барак не развалится. Очередь на другое жильё в администрации получишь, когда гром в январе грянет».

На плите засвистел чайник, но у Вали не было сил подняться и выключить его. Свист сильно давил на уши, но она продолжала смотреть на дверь, как будто сейчас придёт Андрей и выключит чайник.

Вдруг в дверь постучали.

- Открыто! – крикнула Валя и выключила чайник.

Вошла баба Клава, соседка. В свои девяносто три года она ещё ходила без палочки, маленькая, сухая и всегда добрая и весёлая. Посмотрев на Валю, баба Клава присела на стул.

- Что это на тебе лица нет? Поругалась с Андреем?

- Баба Клава, давайте лучше чаю попьём, всё хорошо у нас.

- Ну если всё хорошо, то почему у тебя в душе пожар горит, хоть пожарников вызывай?

Баба Клава пододвинула к себе чай и посмотрела на Валю. Валя вдруг расплакалась и рассказала всё бабе Клаве. Та неспеша наливала из чашки в блюдце и молча пила чай, посматривая на заплаканную Валю.

- Вот времена пошли, и сюда лукавый пришёл в дом, - вдруг сказала баба Клава. – Долго он стоял у вашей двери. Ничего, ничего, надо лишь помолиться и потерпеть. Ты, голубушка, Андрея шибко не ругай, он сейчас раненый, его лечить надо, хотя не мешало бы его по одному месту…

Баба Клава подняла свой маленький кулачок.

- Страшно даже подумать, если он ещё кредит надумает брать… Там лукавые с голливудской улыбкой всех созывают в белых рубашечках с пустыми глазами. Этим лукавым деньги нужны, и семьи ломать – это их прямая обязанность, и души их кидать к ногам сатаны. Сколько сейчас ловушек расставлено, да ты, голубушка, и сама знаешь. Вчера ещё всё было хорошо, а сегодня подавай мужику машину.

Баба Клава стукнула с досады себя кулачком по колену.

- Да куда он на этой железяке будет ездить?! До работы ему пятнадцать минут пешком идти, - добавила Валя.

Баба Клава покачала головой:

- Так до беды недалеко, да и беда одна нынче не ходит.

Баба Клава хотела встать.

- Помоги мне, что-то ноги мои начинают отказывать. Надо трость уже покупать.

Валя помогла соседке подняться. Вдруг в комнате закричала Римма.

- Судороги опять начались, - сказала Валя и быстро подошла к дочери.

Поджав под себя коленки, девочка сильно тряслась, лицо становилось багровым. Валя начала молиться, через минуту судорога стала проходить, девочка вытянула ноги.

- Всё, прошла, - сказала Валя. – В день по пять, по шесть раз бывает.

Баба Клава перекрестилась.

- Бедная девочка, - сказала она. – Ой, девка, как сейчас тебе будет тяжко.

Баба Клава снова покачала головой.

- Молись, голубушка, молись. Господь всё управит, да и я, пока Бог даст силы, молиться за вас буду. Пойду домой, что-то плохо мне стало.

- Давайте я Вас провожу, - предложила Валя. Она взяла под локоть бабу Клаву и проводила до квартиры.

- Завтра я к Вам загляну, мало ли что…

- Приходи, доченька, приходи. Ко мне сейчас надо в каждый день ходить.

- Обязательно приду.

Валя закрыла за бабой Клавой дверь.

Андрей вернулся поздно. Валя ещё не спала.

- Ты чего не спишь? – спросил он.

От Андрея несло перегаром.

- Тебя жду, - ответила она.

- А чего меня ждать? Я не маленький, с Вованом посидел, пива попил.

Андрей начал быстро раздеваться и ложиться спать.

- А машину я всё равно возьму, - и повернувшись на правый бок он быстро уснул.

От этих слов Валю как током ударило. Она посмотрела на спящего Андрея. «Значит он теперь от своей дурацкой затеи не откажется».

- Держись, Валя, держись, - сказала она себе и встала перед образом Божьим…

  

На следующий день Сергей подошёл к Андрею и слегка стукнул его в бок.

- Всех денег не заработаешь, выключай станок! – крикнул он.

Андрей снял очки, посмотрел на Сергея.

- Ну что, надумал машину брать?

Андрей посмотрел на часы.

- Ты чего, Серёга? До перерыва ещё десять минут осталось.

- Да ладно тебе, за дисциплину не платят.

Сергей повертел головой.

- Во блин, Михалыч идёт, - сказал он.

- Перерыв будет, поговорим! – уходя крикнул Сергей.

Мастер подошёл к станку Андрея.

- Ну как, хлопец, дела у тебя?

Михалыч внимательно посмотрел на готовые детали и проверил размеры.

- Ты у нас работаешь всего полтора года и уже как мастер своего дела. У тебя руки от Бога, скажу я тебе. Вон Константин лет пятнадцать работает, а ты его уже перегнал по всем показателям.

- Михалыч, так у него шестой разряд, а у меня четвёртый. Может мне пора на пятый разряд сдать?

Мастер положил штангенциркуль в карман.

- На моём веку я ещё не видел, чтоб в таком возрасте с пятым разрядом ходили. Ладно, для тебя сделаем исключение, я поговорю с начальником цеха. У нас сейчас заказ пришёл, за полгода мы должны его выполнить. У нас надежда больше на тебя и Константина, как бы не пришлось и во вторую смену оставаться. Тебе же деньги нужны, где ты ещё заработаешь такие деньги в нашем городе. А тебе ещё дом покупать надо.

- Михалыч, я дом-то не буду уже покупать, я сначала машину возьму.

И Андрей стал ждать, что скажет Михалыч. Мастер удивлённо посмотрел на Андрея.

- Ты лучше сразу бери вертолёт. Круче всех будешь. Руки твои от Бога, а вот голова…

Михалыч махнул рукой:

- Давай работай.

И немножко грустный пошёл к следующему токарю.

В перерыве Андрей направился к Сергею. Достав сигарету, Сергей спросил:

- Ну что тебе мастерюга сказал?

- Да ничего особенного, на пятый разряд скоро, видимо, буду сдавать.

- Да ну-у, - протянул Сергей, прикуривая. – А мне, гад, не предлагает, уже шесть лет работаю…

- А ты поменьше кури и по цеху не шляйся в рабочее время, - сказал Андрей.

- Ты-то хоть не учи меня, - Сергей выбросил недокуренную сигарету. – Ладно, короче, ты надумал брать машину?

- Она мне всю ночь снилась. Вот только кредит возьму, да на права надо пересдать. Я думаю, уйдёт недели две на всё это. Да и жена у меня более смиренная в отличии от твоей, скандала особого не будет.

- Ну чё, тогда давай по рукам, Андрюха.

- По рукам, - и Андрей протянул руку Сергею. – А курить всё-таки бросай, Серёга, пожелтел уже весь от курева, ещё, глядишь, того…

- Да хватит тебе каркать. Тоже мне вторая мама нашлась. Иди лучше к станку, пятый разряд зарабатывай.

  

Через две недели машина стояла у дома Андрея. Валя видела в окно, как Андрей тщательно моет свою машину. «Чего её мыть, всё равно грязная будет. Себя так не моет», - подумала Валя.

Все мужики из дома собрались возле машины Андрея. Каждый давал какие-то советы, но Андрей никого не слушал, сейчас он был занят важным делом.

- Ох, и погубит же тебя эта «блудница», - сказал сосед Виталик. – Ты ей ещё колёса поцелуй.

Виталик подошёл к Андрею.

- Это, конечно, не моё дело, но лучше бы взял какую-нибудь машину попроще. И спать будешь спокойно, и мир в доме будет, а так она тебе все мозги вынесет.

- Я в суеверие не верю, - Андрей бросил тряпку в ведро и посмотрел на Виталика.

- Я в суеверие тоже не верю, я лишь верю одному, - Виталик поднял голову вверх, - Богу верю.

- Так я тоже Господу верю.

- Значит, тебя Господь пока ещё достаточно не вразумил. Ты даже благословение на покупку машины не взял, - Виталик похлопал Андрея по плечу.

- А что я на каждые штаны благословение должен брать? – уже возмущённо ответил Андрей.

- Да ты не обижайся, время сейчас такое – одни ловушки кругом стоят. Вот и ты в ловушку попал.

- Виталик, ты говоришь так, будто зла мне желаешь, мог бы и поздравить как соседа.

- Эх, Андрей, Андрей, не могу тебя поздравить с приобретением красивой «блудницы», от одного мужика к другому перешла…

- Я купил её у Сергея, она совсем ещё новая. И почему ты её блудницей называешь?

- Да успокойся ты, просто хочу, чтобы что-то до твоих мозгов дошло. Это «блудница», - Виталик показал рукой на машину, - заставила тебя взять кредит. И теперь будешь работать только на неё, а не на семью, семья теперь перешла на второй план. Всё как в жизни, и кончается это очень печально. Вот давай я тебе одну притчу расскажу, которую мне рассказала баба Клава.

Андрей открыл дверь машины и сел на сиденье.

- Ну давай рассказывай быстрее, мне ещё прокатиться хочется.

Виталик снял кепку, вытер лицо платком и положил его в карман.

- Ну не тяни резину, рассказывай свою басню, - заторопил Андрей Виталика.

- Так вот, слушай. Идёт один благословенный странник в далёкий монастырь. Денег у него было немного, и поэтому они быстро кончились. Идёт он и молится: «Господи, помоги!». Услышал Господь молитвы благословенного странника, и нашёл странник вдруг на дороге мешочек с деньгами. Поблагодарил Бога и думает: «Денег этих хватит до конца пути на хлеб и ночлег». Зашёл в одно село купить продуктов в дорогу и увидел очень красивого молодого жеребца. Не стоит на месте, всё танцует. Долго наблюдал за ним странник и решил купить этого красивого скакуна, подумал: «На нём я быстро доеду. Пусть дивятся братья, на каком красивом коне я к ним приехал». Не оставшись даже ночевать (так как денег уже не было), отправился в путь. И вот едет один день, второй, третий… Сёла объезжает стороной, зная, что хлеба бесплатно никто не даст. Не евши целую неделю, решил продать лошадь и купить хлеба. Подошёл к одному человеку, а тот в ответ: «Ну ты посмотри, какая у тебя лошадь худющая. Я тебя за неё только один раз покормить могу и переночевать дам рядом со свиньями». Ничего страннику не оставалось, как принять такое предложение. Проснувшись утром на свинарнике, отправился в путь. Без пищи шёл несколько дней, прося у Бога хлеба и милости. Но Бог почему-то его уже не слышал…

Виталик вдруг замолчал.

- Ну и чего дальше с этим странником было? – спросил Андрей. – Дошёл он до монастыря или с голоду умер?

- Вот этого я и сам не знаю. Я же сказал, что Бог его уже не слышал.

- Ничего я не понял в твоей басне. Сказки мне какие-то рассказываешь, тебе бы в детском саду воспитателем работать.

Виталик снова вытер платком лицо.

- Эх, Андрей, ты так и не понял, про кого притча сказывается.

- А ты не говори загадками, говори прямо.

Виталик похлопал по крыше машины.

- А прямо тебе может сказать вот эта «блудница».

И посвистывая отправился домой. Какое-то время Андрей сидел в машине и пытался понять притчу.

- Андрюха! Обмыть надо твою «лошадку».

К машине подошёл Николай из соседнего подъезда, как всегда уже навеселе.

- Если не обмоешь, долго не поездишь.

- Ты-то ещё здесь каркаешь. Купи себе машину и обмывай, сколько хочешь.

- Мужики, вы слыхали? Андрюха по-другому с простым народом заговорил, морду воротить стал.

Андрей вышел из машины и подошёл к Николаю.

- Вот когда побреешься, дам тебе пива безалкогольного.

- У меня станка нет, а во-вторых, сам воду пей. Скупердяй ты, Андрюха. Правильно я, мужики, излагаю.

- Домой иди, Колян, - начали шуметь на него мужики. – Ты сегодня нас всех достал, иди проспись. Может тебе второй Чернобыль приснится, хоть может вторую пенсию за облучение получать будешь, тогда и просить ни у кого не будешь.

- А я уже между прочим спать боюсь. Как только уснёшь, - Николай поднял с земли большой окурок и прикурил, - мне уже разные чебурашки с рожками снятся, всё дразнят и смеются надо мной, а поймать их не могу… Мужики! Дайте мне станка побриться! Пусть мне Андрюха хоть безалкогольного пива купит. Это дело принципа.

И Николай начал отбивать чечётку.

- Ну всё, началось…

И мужики стали расходиться.

Андрей зашёл домой, выпил кружку воды.

- Я поеду прокачусь, машину надо проверить. Где-то через час вернусь, - сказал он и быстро вышел из дома.

Валя заметила, что Андрей сильно изменился. Его холодность пугала её. Он меньше стал обращать внимания на дочь и на неё. Валя снова подошла к окну. Андрей важно обошёл вокруг машины, пнул каждое колесо и сел в машину. Валя вспомнила слова бабы Клавы: «На машине до беды быстрей доедешь, а пешком можно не дойти».

  

Выехав за город, Андрей мчался по большой трассе. «Вот жизнь началась», - подумал Андрей. Он впервые поймал адреналин, вспомнил, как в армии возил на уазике комполка. «На такой черепахе умереть можно, а тут…», - Андрей схватился крепко за руль.

- Класс!

Машина мчалась со скоростью 120 километров в час, обгоняя других. Андрей сознательно превышал скорость.

- Ничего страшного, заплачу штраф, если камера поймает. Зато проверю свою машину, на что она способна.

Проехав тридцать километров Андрей сбавил скорость, можно было возвращаться домой. Напротив него на встречную полосу выехал «Лексус». В машине сидела молодая красивая девушка.

- Во дура! – подумал Андрей.

Девушка часто оборачивалась к нему и улыбалась, как будто что-то хотела сказать. Андрей посмотрел на неё и покрутил пальцем у виска. Девушка не заставила себя долго ждать, показала Андрею язык, тоже покрутила пальцем у виска и резко сорвалась вперёд.

- Ну и дура, - хотел ещё раз сказать Андрей и тоже резко надавил на газ…

Удар получился не такой сильный, так как сработала подушка безопасности. Сначала Андрей ещё не понимал, что произошло, потом медленно начал подступать страх. Впереди стоял чёрный «Хаммер», отъехав метра два, он остановился. С левой стороны машины из задней двери вышла разодетая дама. Она важно достала сигарету. К даме быстро подошёл вышедший за ней мужчина и дал прикурить, потом к ним подошли ещё двое. Они что-то говорили даме и смотрели на Андрея.

«Во попал! – думал Андрей. – Сейчас бить начнут, это точно».

Один из мужчин резко подошёл к машине Андрея, открыв дверцу, двумя пальцами схватил Андрея за шею.

- Вылезай давай! Чего уставился? Тебя, наверно, давно не били.

И сильно стукнул Андрея локтем по спине. Андрей взвыл и упал на асфальт. Ему на спину встала чья-то нога и вдавила его в асфальт.

- Машенька, что будем делать с этим быдлом? – спросил кто-то даму.

Андрей видел перед собой её ноги с накрашенными ногтями.

- Пусть поцелует мне ногу, - сказала дама и приблизила ногу к лицу Андрея.

Андрей отвернул голову.

- Смотри, какой гордый. Не хочет ноги целовать Марии Николаевне. Ладно, отпустите его, - сказала вдруг она.

- Вставай, мразь, - один из мужчин пнул Андрея в бок.

- Сильно не увлекайтесь, ребята, - начальствующим тоном сказала дама и бросила Андрею за шиворот докуренный окурок.

Андрей быстро выдернул рубаху из штанов.

- Вот смотри сюда, - и тот же здоровый парень опять взял Андрея двумя пальцами за шею. – Смотри сюда, что ты натворил. Куда ты смотришь, баран!

Андрей посмотрел на большую вмятину машины.

- Ты знаешь, сколько эта машина стоит?

- Знаю, - тихо ответил Андрей.

- Это хорошо, что ты знаешь. Даём тебе неделю, ни дня меньше, ни дня больше, отдашь десять тысяч баксов. Ты всё понял?

- Но тут ремонта всего на тридцать-сорок тысяч, - ответил Андрей и тут же получил удар кулаком в живот.

Андрей согнулся и схватился за живот.

- Тебе ещё раз повторить, мразь? – и парень снова схватил Андрея за шею.

- Отпустите! Мне больно!

- А нам тоже больно.

Парень отпустил Андрея. Мимо них проехала машина ДПС и остановилась перед «Хаммером». Гаишник подошёл к ним.

- Старший лейтенант дорожной службы Хамов, - представился он. – Что у вас тут произошло?

- Здорово, Хам! – один из парней подошёл к нему и поздоровался. – Вот этот слепой идиот подпортил нам «лошадку», да мы сами разберёмся.

Гаишник осмотрел повреждение «Хаммера», потом взглянул на Андрея.

- Ты что, уснул за рулём? – спросил гаишник.

- Да я не знаю, как это случилось. Отвлёкся немножко…

- Ты это, Хам, пробей мне эту машину.

- Пробьём, пробьём, только не забейте парня.

Гаишник ещё раз посмотрел на Андрея.

- С тобой всё в порядке?

Андрей посмотрел на парней и ответил:

- Да, в порядке.

- Ну ладно, тогда бывайте.

И гаишник отправился к своей машине.

- Мальчики, он так и не поцеловал мне ножку.

- Мария Николаевна, если через неделю он не отдаст деньги, тогда он Вас всю зацелует, я Вам обещаю.

- Посмотрим, посмотрим, - сказала она и открыла дверь машины. И вдруг подошла к Андрею и взялась рукой за его подбородок.

- А ты красавчик, - произнесла Мария Николаевна. – Плати деньги и спи спокойно.

И расхохотавшись села в машину.

- Если через неделю денег не будет, закопаем, - парень вытащил визитную карточку, сунул в нагрудный карман Андрею и снова сильно ударил в живот.

- Живи пока, - произнёс парень и сел в машину.

Они уже уехали, а Андрей ещё долго держался за живот и жадно глотал воздух. Отдышавшись, сел в машину.

- Ну и попал же я сегодня.

Андрей сильно стукнул кулаком по рулю.

- Что за невезение такое?

И ударил второй раз.

- А может это подстава? И такое может быть, а доказательств нет и уже не будет.

Он вышел из машины и осмотрел повреждение.

- Зарплата уйдёт на ремонт. Ух!

Андрей сильно пнул колесо. Рядом остановилась машина.

- Ты лучше по башке своей пинай, машина-то не причём, - и парень резко нажал на газ.

«А он вообще-то прав», - подумал Андрей с сел в машину. Что делать? Что делать? Хотелось плакать. Андрей уставился в полотно дороги и долго смотрел, как проезжают мимо него машины, пока перед ним не остановилась служба ДПС.

- Капитан Хамов, - представился инспектор. – Чего стоим? Предъявите ваши документы.

- Я уже сегодня с одним Хамовым познакомился, только тот старлей.

И Андрей протянул ему документы.

- Это брат мой младший. Семейный бизнес… Служим, то есть службу вместе несём, - быстро поправился Хамов.

- Бизнес службе не мешает, - протянул Андрей. – Вы случайно не на квартиру зарабатываете?

- Да я уже две квартиры купил… То есть заработал, - поправился капитан и протянул Андрею документы. – Много вопросов задаёшь. Давай вали отсюда, пока квитанцию не выписал.

- Даже поговорить не с кем, - пробурчал Андрей и плавно тронулся с места.

При въезде в город Андрей остановил машину. «И куда дальше ехать? Домой стыдно, засмеют, - Андрей посмотрел на себя в зеркало, увидел небольшую царапину у виска. – Жена сразу заметит, вопросов будет много». Андрей снова стукнул кулаком по рулю. На душе скребли кошки. «Кошки – мягко сказано, а вот бесы – это точнее будет. Как они разрывают своими когтями душу мою», - Андрей ещё раз ударил кулаком по рулю, потом ещё и ещё, пока не заболела рука. Потом левой рукой начал бить себя по голове до тех пор, пока с правой стороны не постучал в окно молоденький парнишка. Андрей тут же перестал бить себя и открыл окно.

- Извините меня, что прервал ваше желание разбить себе голову, но молотком будет всё-таки эффективней или монтажкой. Спасибо за внимание.

Парень быстро удалился. Андрей проводил его взглядом.

- Себе разбей! крикнул вслед парню и закрыл окно.

- Такой же придурок, как я. Водки надо взять, может легче будет. Ну выпью я водку, а проблемы всё равно останутся. Где я найду за неделю десять тысяч баксов? Не отдам, из-под земли достанут и ноги этой извращенке заставят целовать…

Андрей начал вспоминать, ещё две недели назад всё было так замечательно: хорошая работа, семья, дом хотели купить. И куда это всё делось? Как всё быстро меняется.

- Попал так попал, кредит – пятьсот тысяч, бандитам за неделю найти надо десять тысяч долларов, и хорошего дома нет. Почему так получилось?

Андрей схватился двумя руками за голову. Кого теперь винить?

- Сергей мне свинью подложил, с него всё началось, хотя больше виноват я сам. Меня он не заставлял покупать его машину. Ну зачем мне эта железяка? Виталик был прав, эта «блудница» последние штаны с меня снимет и пустит по миру.

Бесы рвали душу Андрея, призывая его покончить жизнь самоубийством.

- Нет! Нет! – громко крикнул Андрей. – Я ещё найду выход, у меня ещё есть силы.

И перекрестился три раза.

- Господи, помоги! Не послушался жены своей, её слова казались ложью, хотелось выше быть других и миру быть всегда желанным…

И Андрей снова перекрестился. На какое-то время бесы перестали терзать его душу.

- Надо срочно сходить на исповедь.

Но внутренний голос говорил: «Какой прок тебе идти? Церковь не спасёт тебя от бандитов, не спасёт тебя от кредита и не купит тебе желанный дом».

«Душа твоя принадлежит нам… нам… нам…», - стучало в висках. Снова появилась сильная душевная боль. Андрей сжал кулаки, а внутренний голос опять говорил: «Разбей стекло машины, разрежь все сиденья, она тебе уже не нужна. Иди домой и побей жену свою за правду… Тебе этого хочется, признайся нам… нам… нам…»

- Нет! Нет! – закричал Андрей. – Не буду я делать этого…

«Да куда ты теперь от нас денешься», - сказал внутренний голос Андрею.

- Если б ты, бесяра, был в теле, я б морду тебе набил, - ответил внутреннему голосу Андрей и резко тронул машину с места.

 

 

 

Во дворе дома кроме Николая никого не было. Андрей поставил машину «мордой» к сараям и вышел.

- Андрюха! – крикнул Николай. – Иди сюда, с народом посиди.

И начал махать руками.

Домой особо не хотелось, и Андрей подошёл к Николаю и сел рядом.

- Дай закурить, - попросил Андрей.

- Ты же не куришь, Андрюха. Да и курить у меня нет, сам бычки собираю. Ты лучше дай на бутылку, я схожу сигарет тебе возьму, вместе выпьем, посидим…

- Тебе бы только нажраться, - сказал Андрей.

- А чё мне делать, Андрюха? Я каждое утро просыпаюсь, а внутренний голос шепчет: «Хочу выпить, хочу выпить». Нутро всё жжёт, я всё равно не жилец, сегодня-завтра копыта откину.  

- А ты смерти не боишься?

Николай встал и прошёлся по двору. Вернувшись, он прикурил окурок.

- А кто смерти не боится? Я, например, боюсь. Меня каждую ночь эти чебурашки с рогами душат, скоро точно задушат.

- Так ты брось пить, и никто тебя душить не будет. Ладно, пойду домой.

- Андрюха, подожди, - Николай схватил Андрея за штаны.

– Не проси, грех на душу брать не буду.

- А ты у меня тогда курить не проси, я тоже грех на душу брать не буду. Тоже мне правильный какой нашёлся.

 

 

 

- Ты где так долго пропадал? – Валя посмотрела на лицо мужа. – Откуда такая царапина? Упал где-то?

- Не задавай вопросов, и без них тошно.

Валя ничего не ответила и поставила чайник. Андрей долго сидел и молчал, от ужина отказался. Валя осторожно наблюдала за мужем. Андрей посмотрел на жену. Валя поймала взгляд мужа:

- Я ругаться не буду. Скажи мне честно, что произошло?

- На бандитов нарвался, - сказал Андрей, - и теперь мне через неделю десять тысяч баксов отдавать.

- Каким ещё бандитам?

Андрей достал из кармана визитку и протянул жене.

- Лев Николаевич Толстой, - прочитала Валя. – Это кто такой?

- Откуда я знаю, - ответил Андрей. – Тот Толстой был писатель, а этот бандит.

Валя положила визитку на подоконник.

- Тебе завтра надо к батюшке нашему сходить.

- Смысл какой? Ты думаешь, батюшка благословит не платить? Тогда через неделю меня закопают. Да ещё и машину надо ремонтировать. Прав был наш сосед Виталик, машину «блудницей» называл. Все деньги с меня высосала, по уши в кредитах, и бандюганам ещё плати. Валя, скажи, что мне делать?

Андрей с надеждой смотрел на Валю. Он ждал, что она найдёт какой-нибудь правильный выход. Вале было жаль Андрея, сейчас он выглядел как нашкодивший ребёнок.

- Сейчас задача одна: в первую очередь деньги надо отдать бандитам, иначе они не отстанут.

- Да это я и без тебя знаю, что бандитам в первую очередь отдать надо. А деньги-то где взять?

- А ты попробуй её обратно Сергею продать, только за полцены. Вдруг возьмёт.

- Так это до понедельника ждать надо. Это первый вариант, а второй какой?

Валя пожала плечами:

- Ничего пока на ум не приходит, но к батюшке всё-таки сходи, может совет какой даст.

- Ага! И денег даст.

- Андрей! Хватит иронизировать.

- Ну прости меня.

Андрей взволнованно стал ёрзать на стуле.

- Как мне сегодня не повезло… И всё в один день, в один час. Перед Богом я что-то согрешил.

- Можно подумать, ты не знаешь, что согрешил, ещё как. Ты вспомни себя две недели назад, ты к дочке раз по двадцать только за вечер подойдёшь, а за эти две недели всего раз десять к дочке подходил, я уже не говорю про себя. Меня как будто вовсе нет дома. Правильно сосед Виталик говорил, ты полностью себя отдал этой «блуднице», всю свою любовь и деньги, а мы с дочкой уже стали так себе, в подвешенном состоянии. Одну головную боль принесла твоя «блудница». А расхлёбывать будем вместе, я же не могу бросить тебя в беде. Лет десять поживём ещё в этом старом бараке, и слава Господу, что такое ещё жильё есть.

Андрей молча встал и вышел из дома.

- Обиделся что ли? Да я вроде ничего такого не сказала.

Валя вышла из дома. Две соседки громко обсуждали разбитую машину Андрея.

- Всё, началось…

Валя быстро зашла в дом.

- Главное, без паники, без паники. Только бы Андрей номер какой не выкинул, не стал выпивать. Тогда уж точно не выберемся.

В дверь постучали.

- Заходите, открыто!

Вошла баба Клава.

- Я вот решила к тебе зайти.

Опираясь на трость, она присела на табурет.

- Ты, голубушка, не расстраивайся. Видела я, какую нынче железяку Андрей купил, будь она неладна…

- Он уже попал в аварию, в первый же день. Я пока даже не знаю, что делать. Теперь ещё и бандитам плати, кредита выше крыши.

Валя провела ладонью выше головы.

- Поменял любовь Божию на любовь лукавую, и теперь будем как-то выбираться из этого дерьма. Обиделся, убежал из дома, когда ему правду высказала.

- Ты давай поосторожней с ним. Дров наломать – не дом построить. Он сейчас как раненый зверь будет метаться туда-сюда, до тех пор, пока не заживут его раны, или того гляди, как бы ещё хуже не было. Не дай Бог, не дай Бог.

Баба Клава сочувственно смотрела на Валю.

- Если что, то я помогу хоть чем-нибудь. Всякое бывает, всякое. В такие времена человеку очень плохо. Куда не пойди, везде обман. Живёшь только от дома до храма, от храма к дому. Воздух, которым дышишь, кишит бесами. Много, много летает, над головами иногда приходится видеть, я же ещё не слепая…

Неожиданно пришёл Андрей.

- Здравствуйте, баба Клава, - сухо поздоровался он.

- Здравствуй, здравствуй, милок, - ответила она.

- Валя, дай мне пятьсот рублей.

- Я денег от тебя не прячу, кошелёк на холодильнике, у тебя перед носом лежит.

Андрей схватил кошелёк, начал в нём рыться.

- Возьму тысячу, нет здесь пятисотки.

Андрей быстро вышел из дома.

- Заметался уже, ищет место, где можно душу успокоить. Не там ищет, не там… Ты это, голубушка, деньги куда-нибудь переложи. Сейчас таскать начнёт в бесовский храм, ну это винный магазин, где бесы лекарства свои продают успокоительные за большие деньги. Людей жалко, кто работает в таких магазинах. Дьявол такой хитрый, свои все «лекарства» выставил в продуктовых магазинах, и теперь по правилу они должны называться «Магазин «Для растления душ человеческих»», а их почему-то называют продуктовыми. Это как во время войны бывало, помню, немцы идут в атаку, а впереди себя мирных жителей гонят… Так и тут сатана скрывает всё под видом продуктов, калеча души продавцов. Они считаются в малой или большой степени пособниками сатаны. Только об этом мало кто догадывается.

- Значит, Андрей пошёл в винный магазин, - досадливо сказала Валя.

- Не думай так. Может он в продуктовый пошёл. Вдруг продуктов возьмёт, хотя, глядя на него… Продуктов в таком состоянии не покупают. Чего это мы с тобой тут рассуждаем, голубушка, - баба Клава повернулась к образам. – Давай лучше помолимся.

И неспеша встала на колени.

 

 

 

Придя на работу Андрей старался ни с кем не разговаривать. После двух дней выходных перегар плотно засел в его горле. «Если мастер унюхает, сразу домой отправит и поставит прогул. И пятый разряд не получишь».

Андрей подошёл к станку, долго смотрел на него, вытянул немножко руки и посмотрел на пальцы.

- Ты чё, Андрюха, нажрался вчера, теперь пальцы считаешь, все ли на месте? Здорово, токарь пятого разряда.

Сергей протянул руку и посмотрел на Андрея.

- Ты никак машину все выходные обмывал?

- Да ничего я не обмывал, просто захотелось… Давай лучше в перерыве поговорим, у меня к тебе предложение есть.

- Давай сразу выкладывай, пока мастерюги ещё нет. Да уже идёт в нашу сторону.

Сергей повернул голову налево.

- Ладно, потом увидимся.

И направился к своему станку.

Мастер почему-то прошёл мимо, даже не посмотрел в сторону Андрея. Андрей проводил его долгим взглядом. «Пронесло», - подумал он и приступил к работе.

Когда до перерыва оставалось десять минут, подошёл мастер.

- Ну как у нас тут дела идут?

И взял готовый материал.

- За два часа работы ты почти ничего не сделал.

- Михалыч, я же на сдельной, сколько сделаю, столько и получу.

Андрей старался не поворачивать голову в сторону мастера.

- Может ты вообще работать не будешь, а станок простаивать будет.

- Извини, Михалыч, понедельник сегодня, сам понимаешь…

- Да ты говоришь так, будто все выходные водку жрал. Машину обмывал?

Андрей всё понял и остановил станок.

- Михалыч, да, я машину обмывал. Можно мне ещё доложить начальнику цеха?

- Ты дурака мне не строй, давай работай. Сегодня я ещё сделаю вид, что ничего не видел…

Мастер пошёл дальше. «Заметил всё-таки, заметил, старый лис. Ничего от него не скроешь».

Начался перерыв. Андрей зашёл в курилку.

- Серёга, дай сигарету.

Сергей посмотрел на Андрея.

- Ты мне недавно сказал, что курить вредно, будешь жёлтый как китаец.

Серёга протянул сигарету:

- Завтра не дам, свои кури. Больше меня зарабатываешь, а побираешься как бомж.

Сергей дал Андрею прикурить.

- Ну давай валяй, какое у тебя предложение.

- Возьми машину за полцены, - выпуская дым на Сергея сказал Андрей.

- Ты чё, обратно хочешь мне толкнуть мою машину за полцены?

- Не твою, а мою машину, - и Андрей снова медленно выдохнул дым на Сергея. – Правда, за ремонт выложишь около пятидесяти тысяч рублей. Серёга, пойми, мне очень надо.

Андрей провёл ладонью по горлу.

- Всем надо, - Сергей выплюнул окурок. – Не один ты такой, мы все на верёвке одной за горло подвешены. Осталось из-под нас кому-то ногой табурет толкнуть. У тебя-то хоть что случилось? Говори быстрее, перерыв заканчивается.

- Да в субботу, в первый же день машину разбил, и бандиты на счётчик меня поставили, мне триста пятьдесят тысяч надо за неделю найти.

- Андрюха, ты хочешь, чтоб я у тебя ломаную машину купил за такие деньги? За сто штук, пожалуйста. Даже баба моя не против будет. Да за такие деньги на какое-то время в лесу спрячешься от бандитов, только костры не разжигай и по телефону не разговаривай, запеленгуют твою рацию и будут пытать как партизана.

Сергей рассмеялся как идиот. Андрей махнул рукой и пошёл на своё рабочее место. После разговора с Сергеем стало ещё хуже. «Надо было всё-таки мне сходить вчера к батюшке, а я как свинья нажрался», - подумал Андрей. Работать уже вовсе не хотелось, смысл жизни пропал. С трудом отстояв смену, Андрей быстро покинул завод.

 

 

 

Вернувшись домой, Андрей с порога заявил:

- Сергей за машину только сто тысяч даёт, хочет даром её получить. Да я её лучше сожгу…

- Ладно успокойся, что-нибудь придумаем и помолимся, - Валя села рядом с Андреем.

- Дай мне лучше триста рублей.

Андрей встал и надел кроссовки. Валя дала триста рублей:

- Больше денег давать не буду, денег уже мало.

- Да успокойся ты, скоро зарплата. Машину придётся продать за сто тысяч Сергею, а там посмотрим.

Андрей вышел из дома.

- Господи, когда же это всё кончится? – Валя села за стол и схватилась руками за голову.

- Всё хорошо, всё хорошо, - начала успокаивать себя Валя.

Через день Сергей уехал на проданной Андреем машине. Андрей бросил на стол девяносто тысяч:

- Десять тысяч я себе на мелкие расходы возьму, чтоб у тебя не просить.

И вышел из дома.

- Всё будет хорошо, - Валя повернулась к образам и начала молиться за Андрея.

 

 

 

Прошло уже девять дней со дня встречи с бандитами. Андрей чувствовал неприятное напряжение. Он часто оглядывался по сторонам, провожая взглядом каждую машину. Ему казалось, что в каждой машине едут бандиты. «Надо было на такси с работы ехать», - подумал Андрей. Вдруг сзади он получил сильный удар каким-то предметом.

- В машину садись, если жизнь дорога.

Быстро подъехал старый жигулёнок, из него вылез ещё один незнакомый парень и ударил Андрея в живот.

- Не дёргайся, давай быстро прыгай в машину.

- Кто вы?

Андрей сразу осознал, что вопрос был очень глупый и тут же получил второй удар по голове. Оказавшись в машине, ничего ещё не понимая, он сказал:

- Мужики, вы меня с кем-то спутали.

- Смотри, невинной овечкой ещё прикидывается, - сказал парень, сидевший за рулём.

– Хмырь, проверь его карманы, может нам на пиво что-то отыщется, - скомандовал тот же голос.

- Руки поднял, быстро! – Хмырь полез в карманы Андрея и без всяких препятствий вытащил большую сумму денег.

- Это зарплата, мужики, я домой несу.

- Можешь сказать, что домой ты её принёс.

Хмырь сразу начал пересчитывать деньги.

- Да тут почти шестьдесят штук. А где остальные бабки?

- Какие?

Хмырь ударил Андрея по лицу:

- Ты мне тут дуру не гони.

- Мужики, я и вправду ничего не понимаю, про какие деньги вы говорите.

Андрей прикрыл лицо руками.

- Слушай сюда! – сидевший за рулём парень повернулся к Андрею. – Тебе Лев Николаевич какой срок давал с ним расплатиться?

Андрей опустил руки.

- Надо было сразу сказать, - тихо сказал он, - но денег у меня всё равно нет.

- Ну что нам с тобой делать?

Хмырь замахнулся на Андрея.

- Не бей его, ему ещё в банк за вторым кредитом идти, - остановил Хмыря водитель.

– Значит так, - продолжил он, глядя на Андрея, - ты должен по курсу триста пятьдесят тысяч, теперь приплюсуем половину этой суммы. Значит будет пятнадцать тысяч баксов. Вот и вся арифметика. Ты всё понял?

Хмырь снова замахнулся. Андрей прикрыл лицо.

- Понял я, всё понял, - ответил он.

- Даём три дня, а дальше пеняй на себя. И не вздумай скрываться, из-под земли достанем и обратно закопаем.

Андрей кивнул.

- Теперь бегом вали отсюда.

Андрей вышел из машины и хотел посмотреть номер, но машина была без номеров. Хмырь достал биту, Андрей быстрым шагом пошёл от машины.

- Отморозки! – произнёс Андрей. – Как только земля их носит…

Придя домой, Андрей вытащил свою заначку.

- Бежать надо отсюда, - бормотал он про себя.

- Ты куда собрался? – Валя подошла к Андрею.

- Отвали от меня, сам разберусь. Или они меня закопают через три дня.

- Успокойся, Андрей. Кто тебя закопает?

- Они всю зарплату забрали и сказали теперь пятнадцать тысяч долларов отдать, чтоб я в банке кредит взял.

Андрей рассказал, как всё было.

- Какой смысл мне теперь на работу ходить? Может взять второй кредит?

- Я думаю, не надо. Зачем мы будем кормить этих отморозков? Ты же не считаешь себя виноватым? – спросила Валя.

- Да, считаю себя виноватым, но не на такую большую сумму.

- Ну а чего же ты сразу не сказал сотрудникам ГАИ?

- Испугался. Думал, они с ними заодно.

Андрей махнул рукой:

- Чего сейчас об этом впустую болтать.

- Может в полицию обратишься? – предложила Валя.

Андрей с недоумением посмотрел на неё.

- Давай лучше обратимся в ООН или к президенту США Бараку, как страдают здесь люди в бараке, живём как свиньи во мраке, чиновники бьют нас по ср…ке, не пожелаешь такое собаке…

- Хватит ерунду говорить, Андрей. Давай поговорим серьёзно.

- Хорошо, давай поговорим серьёзно.

И Андрей приготовился слушать.

- Бандитов этих кормить не будем и кредитов тоже брать не будем. Дай нам Бог с первым кредитом рассчитаться.

- И это всё? – спросил Андрей.

- Пока всё, - ответила Валя.

- Ладно, мы не будем их кормить, но дадим им возможность закопать меня в землю. А ты придёшь и меня откопаешь, и будем с тобой жить-поживать дальше…

- Я уже не знаю, на каком языке с тобой разговаривать.

Андрей взял Валю за руку:

- Ты прости меня, в большей степени я сам виноват. Тебя заставляю переживать и мучаться. Сварил я кашу не по рецепту, и где сейчас найдёшь этот рецепт, чтоб её можно было кушать с аппетитом. У нас всё было хорошо, а захотелось жить ещё лучше, как в сказке «Золотая рыбка». Не захотел я в одном корыте свиней кормить, бельё стирать и сам мыться. Одно разбитое «корыто» осталось. Ладно, пойду теперь «корыто» склеивать, сегодня не жди меня.

Андрей странно посмотрел на Валю и вышел из дома. Валя почувствовала тревогу. «Завтра он точно на работу не пойдёт, так работу можно хорошую потерять», - подумала она и сказала вслух:

- Думай – не думай, Бог всё устроит.

Валя подошла к дочери, Римма тихо спала.

- Пойду к бабе Клаве полы помою, - решила Валя.

Баба Клава пила чай с сухарями.

- Чего встала, иди с бабкой чаю попей, - сказала она Вале.

- С удовольствием, - и Валя сама налила себе чаю.

- Баба Клава, давно хочу спросить, а Вам не скучно одной жить? Не с кем поговорить.

- Ой, милая моя ты голубушка, - баба Клава рассмеялась. – Я одинокой никогда себя не считала, и мне всегда есть с кем разговаривать, хоть с Богом, хоть с тобой.

- Баба Клава, ну какая я глупая, такой глупый вопрос Вам задала.

- Одинокие люди гаснут быстро, - баба Клава взяла с полки складень Богородицы. – Она не даёт мне быть одинокой.

Протянула Вале икону.

- Первый раз приходится держать такую икону в руках. А почему здесь вмятина большая? – спросила Валя, погладив рукой вмятину.

Баба Клава взяла из рук Вали икону и тоже погладила вмятину.

- Это жизнь моя, - тихо сказала баба Клава. – Мне её подарил один раненый: «Возьми, сестричка, себе. Она тебе ещё поможет, а я уже выполнил свой долг перед Богом». От Сталинграда до Праги со мной была, вот здесь, - баба Клава показала в область сердца. – Уже война, можно сказать, кончилась, а вот осколок меня нашёл… Я тогда только сознание потеряла, на груди большой синяк, но осталась жива. Командир роты мне сказал тогда: «Комсомольский билет тебя бы не спас, значит Богу угодно, чтоб ты жила и делала добро».

Баба Клава поставила икону на место.

- Так что я не одинока. Всю войну спасала раненых, сейчас поди уж и нет никого в живых. После войны мы ещё встречались, а сейчас…

Баба Клава замолчала и перекрестилась. О чём она думала в это время, Валя не знала.

- Ты знаешь, голубушка, - заговорила вдруг баба Клава, - на войне, конечно, очень страшно, даже слов таких не подберёшь. Но когда меня мать с отцом провожали, говорили: «Ты, доченька, не бойся смерти, ты за ней беги, нежели она за тобой. Смерти бояться – Бога огорчить. Но будь всегда осторожна». Вот такое благословение получила от родителей своих. Батюшек у нас не было, а храм был, колхозное добро там хранили. Мы часто ходили к храму. Помолишься около него и домой, и Бог всегда слышал нас. Многие старые люди ходили молиться и плакали. А сейчас ещё страшнее стало, чем раньше. Даже на войне было легче за людей переживать, когда они погибали на твоих глазах. Многих Бог простил, Он милостив. А теперь хуже войны стало, когда смотришь, как души людей гибнут тысячами, а может и миллионами, от храмов бегают, как вор от милиции. Если войны не будет, бесы многих утащат  вниз. Каждый человек рождается, чтоб прийти к Богу и заслужить Царство Небесное. Это одна цель у Бога и у человека. А теперь цель у человека – жить лучше других и ни за что не благодарить. Почему пенсия маленькая? Почему продукты дорогие? Почему бараки не переселяют в новые дома? И так далее, народ очень недовольный. А ведь народ должен благодарить Бога за маленькую пенсию, хоть такая есть, хоть дорогие продукты есть. Благодарить, что ты ещё в бараке живёшь, а не на улице, и так далее. Раньше люди жили и молились, а теперь живут и требуют…

- Баба Клава, а Вам как ветерану войны квартира положена, - перебила её Валя.

- Мне, милая моя, много чего положено, да Богу не угодно. Вот поэтому я и не требую. Так ведь можно дойти до того, что скоро у Бога будем требовать Царство Небесное. А здесь надо жить, что Бог дал. Законы писаны правильно, да не каждый чиновник видит закон. Если чиновники будут выполнять все законы, тогда и жизнь раем покажется, и человек может уже и не смотреть в сторону Господа нашего. Но чиновников мне очень жаль, за них надо чаще молиться, чем за вас с Андреем.

- Андрей сейчас опять ушёл из дома, не находит себе места, - печально сказала Валя. – Сегодня отморозки зарплату всю отобрали и побили его. Дали три дня, чтоб деньги выплатил. Я его понимаю, да ничего сделать не могу. Вот только вечерами молюсь и плачу, и не знаю, чем это всё закончится.

- А ты девка молодая, терпи и смиряйся, тогда все нечистоты сами уйдут.

Валя замотала головой.

- Помоги мне подняться, силы уходят от меня, - попросила баба Клава.

Валя помогла соседке подняться.

- Пойду прилягу, а ты, голубушка, завтра вызови на девять утра такси, в храм поеду. А полы завтра помоешь. Спаси Господи вас, - и баба Клава легла на кровать.

- Баба Клава, если что, в стенку стучите, - сказала Валя.

Она лишь махнула рукой:

- Иди с Богом!

 

 

 

На следующее утро Валя вызвала такси и отправила соседку в храм, а сама пошла убираться в комнате бабы Клавы. Ей захотелось ещё раз посмотреть чудную икону, но на полке её не оказалось.

- Видимо, старушка всегда с собой носит, - решила Валя.

Прибрав в квартире, Валя вышла на улицу. День только начинался, но июньское солнце сразу стало жечь голову и плечи. Какое-то время Валя стояла и наблюдала, как из соседнего барака кого-то увозят на «скорой помощи». Около «скорой» стоял полицейский. Валя тут же вспомнила про Андрея.

- Может на работу ушёл, - попыталась успокоить она себя. Но уверенность быстро пропала.

- Может у Николая сидит пьёт.

Валя достала телефон и позвонила. Андрей не ответил. Валя пошла домой.

- На работе его нет, значит спит пьяный.

Она подошла к дочери и поменяла ей памперс.

- Доченька, ты прости папу, он обязательно ещё к тебе придёт и поиграет с тобой, - сказала Валя, но девочка только смотрела большими синими глазами, ничего не понимая.

Кто-то постучал в дверь. Валя подошла и открыла. На пороге стоял мужчина, от него пахло перегаром.

- Вам кого? – удивлённо спросила Валя.

- Андрея вашего увезли на «скорой», - сказал мужчина. – Пока я за самогонкой ходил, он пытался повеситься.

От этих слов её ноги подкосились, и она села на порог.

- Он живой, - продолжал мужчина. – Хорошо, что самогонку рядом продают. Можно сказать, я ему жизнь спас, а меня ещё за это в полицию затаскают…

- Пошёл вон отсюда, - тихо произнесла Валя.

Мужчина пошёл, а потом крикнул:

- Придёт с больницы, пусть ящик водки мне покупает, а то в следующий раз из петли вытаскивать не буду.

- Пошёл вон, - снова тихо произнесла Валя, но мужчины уже не было.

Валя долго ещё продолжала сидеть, пока сверху не начал спускаться по лестнице сосед.

- Ты чего на пороге сидишь? – Виталик наклонился к Вале. – С тобой всё в порядке?

Виталик потряс Валю за плечо. Валя посмотрела на соседа.

- Всё хорошо, всё в порядке, устала я просто.

- Ну ладно, тогда я пойду.

Глядя на Валю, Виталик медленно вышел из подъезда. Посидев ещё немножко, Валя услышала, как кто-то начал звонить на лежащий на подоконнике телефон Андрея.

- Алло, - ответила Валя.

- Андрея можно к телефону? – спросили в трубке.

- А кто говорит?

- Это с работы звонят. Почему Андрей не вышел на работу?

- Извините, он сейчас в больнице.

Валя выключила телефон, подошла к образу Богородицы, долго на него смотрела и ждала, будто Богородица сейчас ей скажет какие-то утешительные слова. В голове зазвучало:

- Радуйся, что он жив, радуйся, Господь даст ему время, Господь даст ему жизнь…

Валя встала на колени и хотела поблагодарить Бога, но слёзы не давали ей говорить. «Ты поплачь, - услышала Валя голос Его. – Я слышу сердце твоё, что оно желает Мне сказать. Ты молчи и только плачь…»

Сколько времени пребывала в таком состоянии, она не знала. Потом услышала тихий стук в дверь.

- Здравствуйте, Вы Валентина Николаевна Сухова? – обратился к Вале пришедший мужчина.

Валя кивнула.

- Я участковый, старший лейтенант Радостный.

Валя слегка улыбнулась и пригласила участкового в комнату.

- Вы, Валентина Николаевна, немножко освободите, пожалуйста, на столе места, мне протокольчик надо составить…

Десять минут Валя отвечала на неприятные вопросы.

- Покажите мне визитку, которую вам, то есть ему дали бандиты.

Участковый взглянул на визитку и усмехнулся, потом посмотрел на Валю.

- Это же главный организатор по сбыту наркотиков. За ним долго следило ФСБ, и сегодня ночью была произведена облава. Накрыли четырнадцать человек. Он в городе владел всеми магазинами запчастей, а брат его – депутат городской думы. Так что, гражданка, можете визитку выкидывать и про этого Хмыря забудьте. Им всем светит не меньше двадцати лет за различные преступления.

Валя долго смотрела на доброе, чистое, радостное лицо участкового.

- Ну чего Вы на меня так смотрите? Я всё сказал.

Участковый оглядел комнату.

- Обстановка у вас здесь уютная и спокойная. Мне много приходится по работе своей бывать в разных квартирах. Иногда бежать хочется быстрее оттуда, а у вас как маленький рай… Ладно, мне ещё завтра зайти в больницу к Вашему мужу придётся, вопросы есть к нему, да может пожелает заявление написать на этих… преступников.

- Заявление писать не будем, они сами себя наказали, - сказала Валя. – Бог решает всё.

- Всё равно, по службе своей я обязан навестить Вашего мужа. Что ему от Вас передать?

Валя протянула телефон Андрея:

- Передайте ему и скажите, что мы его ждём и любим, скучаем. И купите, пожалуйста, чего-нибудь сладкого. Он с детского дома, сладкого ел мало, поэтому у него болезнь ко всему сладкому.

Валя подала участковому деньги.

- Хорошо, я всё передам. Всего Вам хорошего. До свидания! – сказал участковый.

- Помощи Божьей Вам, - ответила Валя.

Когда закрыла за участковым дверь, зазвонил телефон.

- Алло!

- Здравствуйте, это Вам звонит адвокат Натальи Викторовны Мельниковой Николай Александрович Радостный. Вы могли бы приехать ко мне в офис на улице Достоевского восемь, седьмой кабинет…

- Простите меня, - взволнованно сказала Валя, - скажите, пожалуйста, ещё раз как Вас зовут и зачем мне к Вам ехать?

Адвокат повторил свою фамилию и попросил ещё раз Валю приехать к нему в офис с документами.

- Извините, Николай Александрович, я не смогу сейчас приехать, у меня больная дочь, оставить её не с кем.

- Назовите свой адрес, я сейчас сам к Вам подъеду.

Валя назвала адрес и стала ждать.

Через двадцать минут она открыла дверь адвокату. Войдя в комнату, он поздоровался и весело спросил, почему хозяйка такая грустная.

- У меня сегодня был участковый, и тоже с такой фамилией. Вы на него очень похожи.

- Это брат мой младший. Какими судьбами его к Вам занесло?

- По долгу службы своей, - ответила Валя.

- Ладно, не будем терять время.

Валя пригласила адвоката сесть. Он пристально посмотрел на неё.

- Вас, наверно, Бог любит…

- Бог всех любит, - весело ответила Валя.

- Ну ладно, давайте ближе к делу. Наталья Викторовна Мельникова решила оформить на Вас дарственную на дом и машину и ещё оставляет Вам деньги.

- Простите, Николай Александрович, может это какая-то ошибка. Я не знаю такой женщины – Натальи Викторовны Мельниковой.

- Как это Вы не знаете? Вы хотели у неё дом купить. У Вас не было денег, и она Вам предложила его взять в рассрочку.

- Всё, можете не говорить. Я вспомнила. Простите меня Христа ради, - по лицу Вали потекли слёзы.

- Если это слёзы радости, то плачьте. От Ваших слёз Наталье Викторовне будет легче.

Валя вытерла платочком слёзы.

- А что с Натальей Викторовной случилось?

- Ей поставили диагноз «Рак лёгких», и жить ей осталось всего две недели, а может чуть больше. Курила она очень много, да ещё единственный сын по глупости погиб в аварии, больной был до машин… Сейчас её только в храме можно увидеть. Бога благодарит за путь, ей показанный. Думать стала по-другому, говорит: «Бог мне дал много добра и богатства не для того, чтоб с этим добром вниз упасть, так как это очень тяжёлая ноша, а раздать нуждающимся. Не хочу быть тяжёлой, хочу быть пушинкой. Медленно-медленно, подгоняемая ветром, лететь высоко…».

- Помоги ей Господи! – Валя перекрестилась.

Переписав данные её паспорта, адвокат глубоко вздохнул.

- К пятнице будет всё готово, - сказал он. – Документы Вам завезу, а деньги перечислят Вам на карту.

Закрыв за адвокатом дверь, Валя подошла к окну.

- Батюшка приехал! – воскликнула она.

Батюшка Герман помогал выйти из старенького жигулёнка бабе Клаве. Валя выбежала на улицу.

- Встречай нас, родимая, - улыбаясь сказала баба Клава. – Гость у нас сегодня, без чая гостя не отпустим.

- Давайте лучше ко мне пойдём, чайник у меня почти горячий.

- Мир дому Вашему, - сказал батюшка Герман и помог бабе Клаве сесть на стул.

- Ничего не делала, а уже устала, - сказала она.

Отец Герман сел около неё.

- Ничего, - сказал он. – Чаю попьём, и силы сразу восстановятся.

За чаем время пролетело быстро. Валя поделилась радостными новостями.

- Это настоящее Божественное чудо, давно я не видывал такого, давно, - сказал отец Герман. – А вот Андрей когда выйдет из больницы, гони его ко мне, чем угодно, можешь даже поленом. Заслужил хорошей порки.

Улыбаясь батюшка гладил свою седую бороду. Потом встал, поблагодарил Господа и хозяйку.

- Жди меня завтра в девять часов, причащать дочь будем. А к Вам, Клавдия Михайловна, я тоже непременно зайду.

- Спаси Господи, батюшка, гостям всегда рады, - баба Клава радостно смотрела на отца Германа.

 

 

 

На следующее утро Валя встала как обычно, дочка ещё спала. Прочитав утреннюю молитву, приготовила завтрак. «Сегодня должен позвонить Андрей, ему обязательно нужно сообщить хорошую новость», - подумала Валя и посмотрела на часы. Через двадцать минут нужно было идти встречать батюшку. Она подошла к окну. Во дворе ходил Николай и собирал окурки.

- Господи, помоги ему бросить пить.

она вышла на улицу и села в тени на скамейку.

- Привет, соседка! – крикнул Николай Вале и подошёл к ней. – Как там Андрюха?

- Слава Богу обошлось, - ответила она.

- Хороший мужик у тебя, что ему в голову вошло…

- А тебе, дядя Коля, что в голову вошло в каждый день пить и окурки собирать?

- Да чёрт его знает. Выпьешь – сначала хорошо, а потом опять плохо. Скорее бы умереть, отмучиться.

- Не получится у тебя, дядя Коля, перед Богом отвечать придётся, взял бы себя в руки…

- Ну как я себя в руки возьму. Я только бутылку в руках держу, а себя пока держать не могу, не получается. Жрать хочу и выпить, а до пенсии ещё больше недели ждать. Ты бы дала мне тарелку супа, живот к спине прилипает, а спросить не удобно. Быстрее на пиво дадут, чем тарелку супа.

- Ну пойдём ко мне, я тебя накормлю. Ко мне батюшка должен приехать, ты внимания не обращай.

- Как-то неудобно, ты лучше мне сюда вынеси, я на скамейке и поем.

- А вот окурки тебе перед домом удобно собирать.

- Но это же окурки, - виноватым голосом ответил Николай.

- Давай иди, пока я не передумала.

Николай посмотрел по сторонам, потом на свою одежду.

- Ну пойдём, раз приглашают.

Валя быстро разогрела суп и нарезала хлеб.

- Давай ешь, - почти приказным тоном сказала она.

В дверь постучали. Валя открыла.

- Мир вашему дому, хозяйка. Приятного аппетита Вам, добрый человек, - сказал заходя батюшка.

- Спасибо, - ответил Николай.

- Не торопись, ешь спокойно, - сказала Валя и проводила отца Германа в комнату дочери.

После причастия батюшка пошёл к бабе Клаве. Николай уже сидел на скамейке у подъезда Вали. Валя собиралась подогревать завтрак для дочери. Вдруг в дверь постучали и вошёл батюшка.

- Клавдия Михайловна преставилась, - произнёс он. – Звони куда надо, а я поеду, привлеку сестёр к подготовке похорон.

Валя проводила батюшку. На скамейке по-прежнему сидел Николай и с улыбкой смотрел на Валю.

- Спасибо тебе, - произнёс он. – Может тебе чем-нибудь помочь?

- Ничего не надо, баба Клава преставилась.

И Валя достала телефон.

 

 

 

Бабу Клаву увезли в морг. Когда машина уехала, Валя присела на скамейку.

- Ещё кто-то приехал, - сказал Николай.

Из машины вышли мужчина и женщина и подошли к Вале.

- Полякова Клавдия Михайловна здесь живёт?

- Она утром отошла ко Господу, - тихо произнесла Валя.

Мужчина начал что-то говорить женщине, потом снова спросил Валю:

- А надолго она ушла ко Господу?

- Навечно, навсегда.

Мужчина снова что-то стал говорить женщине. Валя поняла, что её считают неадекватной.

- Передайте тогда Клавдии Михайловне, пусть сама явится в администрацию за ключами на квартиру.

- Вам же русским языком Валя сказала, она отошла ко Господу, - вмешался Николай.

- Это мы уже сто раз слышали, - раздражённо ответил мужчина.

– Два раза мы ездить не будем. Жди её здесь, когда она придёт от Господа, - буркнула женщина, и они сели в машину и уехали.

- Странные наши чиновники, знают, когда ордер на квартиру давать, но не знают, что тоже когда-то отойдут ко Господу, - задумчиво произнесла Валя.

 

 

 

Андрей вернулся из больницы в пятницу в десять утра. Крепко обнял дочь и Валю. На шее ещё хорошо был виден след от ремня.

- Какой же ты дурачок у меня. Только не оправдывайся, что ты был пьяным. Натворил дел и в кусты. Ты думаешь, в аду гореть приятно?

Валя стукнула Андрея кулаком по лбу:

- Забыл, что батюшка на проповеди говорил: «В жизни бывают случаи, когда хочется некоторым, подгоняемым бесами, лезть в петлю. Но помните: любой тяжёлый жизненный случай надо воспринимать за счастье, так как человек, попавший в ад, воспринимает все земные скорби счастьем. Кто радуется скорбям, тот радует Господа нашего».

Андрей опустил голову.

- Я всё понял. Пока лежал в больнице, в голове своей порядок навёл.

- После похорон к батюшке пойдёшь. И на работу сходи, если ещё не уволили.

Валя выглянула в окно.

- Кажись, адвокат приехал

- Добрый день всем! – поздоровался вошедший в квартиру адвокат.

- Проходите, - сказала Валя.

Адвокат сел на стул и посмотрел на Андрея.

- Это муж мой, - пояснила Валя.

- Тогда пусть тоже присядет.

Адвокат выложил на стол бумаги.

- Вам надо только расписаться, - сказал он.

Когда они расписались, адвокат вытащил ключи от дома и машины.

- А деньги сегодня вам переведут на карту. Тут вся сумма указана. Ну вот и всё. Я вас поздравляю, хоть сегодня можете переезжать, - радостно закончил адвокат.

- Спасибо Вам большое, - Валя протянула ему деньги.

- Всё уже оплачено, - отказался он. – Лучше помолитесь за Наталью Викторовну и за сына её.

И глядя на Андрея продолжил:

- Береги жену свою, она у тебя золото. Счастья вам.

Адвокат вышел за дверь. Андрей стал изучать документы и вдруг хлопнул себя по голове.

- Ты чего себя бьёшь? – спросила Валя.

- Да опять такая же машина, почти новая.

- Если батюшка благословит, будешь на ней ездить на работу.

- Нет. Она мне уже даром не нужна. С меня хватит одной «блудницы». Не хватало ещё на поэта Есенина наехать. Лучше подарим её нашему батюшке, он на старом жигулёнке ездит.

- Не ты один ему машину подарить хочешь, да только он наотрез отказывается от дорогих машин. Он всегда говорит: «Оглянись вокруг себя, и ты всегда найдёшь нуждающегося. Продай и раздай деньги. А в таких машинах я Бога не вижу, одно высокомерие да оправдания».

- Тогда придётся продавать, - сказал Андрей.

- Возьми благословение и продавай, - ответила Валя. – А деньги сами попадут в нужные руки.

Валя пошла кормить Римму, Андрей продолжал изучать документы и вдруг снова стукнул себя по лбу.

- Вот это да! Вот это да!

Андрей показал Вале, какую сумму она получит.

- Да тут можно не работать, - воскликнул Андрей.

- Хватит с ума сходить, лукавый быстро тебя поймал на этом. Нам хватит денег, которые ты будешь зарабатывать. Бог дал деньги не для того, чтобы ты не работал, а чтобы мы этими деньгами правильно распорядились. Андрей, иди, скоро вынос тела будет, проводи в последний путь бабу Клаву.

- Но если ты хочешь, сама сходи, всё-таки вы были с ней как подруги.

- Тогда сиди с дочкой.

 

 

 

После похорон Валя вернулась радостная.

- Смотри, что оставила мне баба Клава.

Развернула платочек, с иконы на неё смотрела Богородица.

- А почему здесь вмятина?

Андрей взял из рук Вали икону и стал разглядывать.

- Это, Андрей, не вмятина, это вечная жизнь бабы Клавы, - Валя перекрестилась и поставила икону на полку. – Ещё пакет она для меня передала, но я не взяла, батюшке сказала: «Я не знаю, что в пакете лежит, но думаю, для храма это будет очень нужно». Какое счастье выпало нам… И с кредитом расплатимся, который чуть нашу жизнь не сломал. За всё Бога благодарим.

Андрей нежно взял Валю за руку.

- Ты знаешь, мне недавно Виталик рассказал хорошую притчу, которую ему рассказала баба Клава. А эта притча, оказывается, была про меня, я только сейчас понял.

И Андрей рассказал притчу. Валя загрустила и спросила:

- А как ты думаешь, странник дошёл до монастыря или с голоду умер?

Андрей ласково посмотрел на Валю, обнял её и радостно воскликнул:

- Дошёл наш странник! Дошёл! Господь наш милостив! Милостив! Милостив! Спаси Господи!


От автора

Этот рассказ был написан совсем не случайно. Мы все живём в мире страстей. Нам мало того, что даёт Бог, мы говорим: «Этого мало, хотим больше». Герой рассказа Андрей тоже хотел больше. А жил он по нашим меркам очень хорошо, хорошая зарплата, какое-никакое жильё, семья прекрасная и т.д. Живи и радуйся. Но он «перешёл границу» без воли Бога, страсть оказалась выше слова Божьего, за что Андрей и поплатился.

Человек сейчас практически не видит этих границ, так как появляется желание иметь то, что в конечном итоге для жизни совсем не надо. И это он начинает понимать, когда попадает в яму. Поэтому порой превращается в агрессивное существо. У него пропадает желание называть себя человеком, но появляется желание называть себя просто дерьмом, от которого все сторонятся.

Мы порой покупаем совсем не нужные вещи, которые стоят на наших столах, полках. «Мёртвые» вещи, которые мы купили когда-то пусть даже за небольшие деньги только потому, что она нам понравилась. Лукавый нам сейчас столько мерзких вещей подсовывает, а мы всё покупаем и покупаем. Это радость, переходящая в пустоту…

 

 

Понравилась статья?

Самое интересное и важное в нашей рассылке

Анонсы свежих статей Информация о вебинарах Советы экспертов

Нажимая на кнопку "Подписаться", я соглашаюсь с политикой конфиденциальности

Теги:

Комментарии 1

  1. Виктор Викторович  17 июля 2016, 11:15 # 0
    Поучительная история.
    наверх